Элемент-групп

        группа юридических компаний
gallery/chess-1483089_640
gallery/chess-1483089_640

Признаки ограниченных вещных прав в гражданском праве РФ

 

Среди конструкций ограниченных вещных прав, используемых законодателем в современном (ныне действующем) ГК, особо следует выделить вещные права, перечисленные в п. 2 ст. 216 ГК. В этой статье содержится перечень следующих ограниченных вещных прав:  - право пожизненного наследуемого владения земельным участком;  право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком;  - сервитут; - право хозяйственного ведения; - право оперативного управления.  При этом ст. 216 ГК РФ говорит, что перечень этих прав является открытым, т.е. в законодательстве могут содержаться и конструкции других ограниченных вещных прав. Так, природу ограниченного вещного права имеет право залога, право аренды и некоторые другие права. Для краткости остановимся на анализе ограниченных вещных прав, перечисленных в ст. 216 ГК РФ. Е.А.Суханов в работе «Лекции о праве собственности» разделил ограниченные вещные права на два вида. Это права на хозяйствование с имуществом собственника, к которым из выше перечисленных ограниченных вещных прав можно отнести право хозяйственного ведения имуществом, право оперативного управления , право пожизненного наследуемого владения земельным участком, право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком и права ограниченного пользования земельным участком, к которым можно отнести сервитуты. Ограниченные вещные права, равно как и право собственности, могут классифицироваться в зависимости от объекта права собственности или ограниченного вещного права. По этому критерию ограниченные вещные права можно разделить на ограниченные вещные права на землю и ограниченные вещные права на иное имущество. Именно этот критерий используется в ГК РФ. В главе 17 Кодекса, посвященной праву собственности и другим вещным правам на землю, в ст. 264 п. 2 содержится правило, посвященное всем ограниченным правам на землю: «Лицо, не являющееся собственником земельного участка, осуществляет принадлежащие ему права владения и пользования земельным участком на условиях и в пределах , установленных законом или договором». А п. З ст. 264 говорит: «Владелец земельного участка, не являющийся собственником, не вправе распоряжаться земельным участком, если иное не предусмотрено законом или договором». Для более подробного рассмотрения содержания ограниченных вещных прав на землю необходимо остановиться на анализе прав пожизненного наследуемого владения и постоянного (бессрочного) пользования земельным участием. Согласно ст. 266 п. 1 ГК РФ «Гражданин, обладающий правом пожизненного наследуемого владения земельным участком имеет права владения и пользования земельным участком», в то время как распоряжение земельным участком, согласно п. 1 ст. 267 ГК, ограничивается возможностью передачи этого участка в аренду или безвозмездное срочное пользование. Пункт второй этой статьи указывает, что «продажа, залог земельного участка и совершение его владельцем иных сделок, могущих повлечь отчуждение земельного участка, не допускается». В ст. 269 ГК, посвященной содержанию права постоянного пользования земельным участком, указывается, что обладатель этого права «осуществляет владение и пользование земельным участком в пределах, установленных законом, иными правовыми актами и актом о предоставлении участка в пользование». Пункт второй этой же статьи устанавливает, что лицо, которому земельный участок предоставлен на праве постоянного (бессрочного) пользования вправе самостоятельно использовать его в целях, для которых он был предоставлен». Статья 270 ГК констатирует, что распоряжение земельным участком субъекта права постоянного пользования сводится к возможности «передать этот участок в безвозмездное пользование и аренду», но только с согласия собственника этого участка. При этом мы видим, что право пожизненного наследуемого владения земельным участком предоставляет субъекту этого вещного права большой объем юридической власти над вещью (земельным участком), чем право постоянного пользования. Это выражается: а) в том, что субъект права пожизненного наследуемого владения осуществляет его по своему собственному усмотрению, в то время как субъект права постоянного пользования осуществляет это право в целях, для которых земельный участок предоставлен; б) в возможности субъекта права пожизненного наследуемого владения осуществлять распоряжение земельным участком в установленных формах без согласия собственника. При этом общим для этих ограниченных вещных прав является возможность их обладателей построить на предоставленном им земельном участке здание или сооружение, создать другое недвижимое имущество и приобрести на него право собственности, то есть оба этих права предоставляют их обладателю возможность застройки земельного участка. Таким образом, можно сказать, что оба эти института сочетают в себе черты римских ограниченных вещных прав - эмфитевзиса и суперфиция. Эмфитевзис и суперфиций - два римских ограниченных вещных права, которые по своей природе существенно отличаются от права пожизненного наследуемого владения и права постоянного пользования земельным участком. Во-первых, эмфитевзис предоставлялся лицу строго для определенных целей. Эмфитевтор принимал на себя обязанность обрабатывать земельный участок. Право пожизненного наследуемого владения в современном гражданском праве России предусматривает возможность субъекта этого права использовать участок для любых целей, если иное не предусмотрено договором с собственником или законом (ст. 266 ГК п. 1, 2; ст. 264 п. 2). Право постоянного пользования в этом смысле больше напоминает эмфитевзис, так как субъект этого права осуществляет пользование земельным участком «в целях, для которых земельный участок предоставлен» (п. 2 ст. 269 ГК). И.Б.Новицкий в учебнике римского частного права отмечает, что эмфитевта (эмфитевтор) как обладатель ограниченного вещного права «мог устанавливать на вещь (земельный участок) залоги и сервитуты». В современном гражданском праве России субъект права пожизненного наследуемого владения и права постоянного пользования земельным участком не имеет возможности отдать земельный участок в залог (ст. 270 ГК РФ). Установление же им сервитутов на земельный участок возможно (ст. 274 п. 4 ГК). В современном гражданском праве России обладатель права пожизненного наследуемого владения или права постоянного пользования земельным участком не обязан выплачивать собственнику земли денежную сумму за пользование земельным участком, если иное не предусмотрено законом или договором с собственником. В то же время в Древнем Риме существовала обязанность эмфитевтора выплачивать такую сумму (vectigal) собственнику земли. Отличия же права пожизненного наследуемого владения и права постоянного пользования земельным участком от суперфиция можно охарактеризовать следующими чертами: а) Не применяется римский принцип «superficies solo cedit» - «постройка следует судьбе земельного участка», так как застройщик становится собственником дома (ст. 266 п. 2 ГК и ст. 269 п. 2 ГК РФ). В ГК имеется статья (ст. 271), которая полностью посвящена отношениям собственника постройки, находящейся на земельном участке другого лица и собственника земельного участка; б) застройка не может отчуждаться как отдельное вещное право; можно приобрести право собственности на строение или получить участок на праве пожизненного наследуемого владения или постоянного пользования в порядке правопреемства (ст. 266 п. 1 ГК, ст. 268 п. З ГК); в) право застройки является безвозмездным, так как отсутствует обязанность застройщика выплачивать собственнику земли вознаграждене; г) в современном российском гражданском праве застройка является именно правом, а не обязанностью. Эти отличия объясняются тем, что в современном гражданском праве строение рассматривается как главная вещь, а не как принадлежность земельного участка. Такой вывод можно сделать, проанализировав содержание ч. 2 п. 2 ст. 271 и ст. 273 ГК РФ. В ГК упоминается и еще об одной разновидности ограниченных вещных прав на землю. Это ограниченное право пользования чужим земельным участком (сервитут). В отличие от права Древнего Рима, где существовали личные и вещные сервитуты, российское гражданское законодательство знает только разновидность вещных сервитутов. Упоминание о сервитутах мы встречаем только в главе 17, которая называется «Право собственности и иные права на землю». В ст. 274 п. 1 ГК РФ определяется содержание этого ограниченного вещного права : «Собственник земельного участка вправе требовать от собственника соседнего земельного участка, а в необходимых случаях от собственника другого земельного участка предоставления права ограниченного пользования соседним земельным участком. Далее, в целях более полного раскрытия содержания сервитута говорится : «Сервитут может устанавливаться для обеспечения прохода и проезда через соседний земельный участок, прокладки и эксплуатации линий электропередач, связи трубопроводов обеспечения водоснабжения и мелиорации, а также других нужд собственника недвижимого имущества, которые не могут быть обеспечены без установления сервитута». Собственник вправе требовать от сервитуария, если иное не предусмотрено законом, соразмерную плату за пользование земельным участком (п. 5 ст .274ГК). Сервитуарий не может продать или заложить свое право, а также иным образом передать его лицам, не являющимся собственниками недвижимого имущества, для обеспечения пользования которым сервитут установлен (ст. 275 п. 2 ГК). С точки зрения содержания (объема правомочий правообладателя ) современный сервитут отличается от римского, пожалуй, только своим безвозмездным характером (сервитуарий не обязан выплачивать собственнику вознаграждение за пользование участком). Вместе с ограниченными вещными правами на землю ГК выделяет и иные ограниченные вещные права. Это право оперативного управления и право хозяйственного ведения имуществом собственника. Эти вещные права имеют достаточно широкое применение в современном российском гражданском праве, так как государственные и муниципальные унитарные предприятия обладают имуществом государства или муниципального образования на праве оперативного управления или хозяйственного ведения. Применение конструкций этих ограниченных вещных прав в отечественном правопорядке связано с долгим существованием в России плановой, государственной экономики. Как известно, в советский период государство являлось собственником основной массы имущества, а для осуществления производственной деятельности и деятельности по распределению и обмену произведенной продукции было необходимо наделить имуществом на этих ограниченных вещных правах относительно самостоятельные предприятия (предприятия и учреждения). С 60-х годов это право стало именоваться в отечественном законодательстве правом оперативного управления. Впоследствии, в законах о собственности появилось более широкое по предоставляемым его субъекту правомочиям право хозяйственного ведения. Применение законодателем конструкций этих ограниченных вещных прав, максимально приближенных по объему правомочий к праву собственности с предоставлением субъектам этого права больших возможностей по владению, пользованию и распоряжению имуществом, позволяло государству наиболее эффективно осуществлять хозяйственную деятельность в условиях планово-регулируемой экономики. Надо сказать, что классический гражданский оборот (гражданский оборот капиталистических государств) не знает такого рода вещных прав, поскольку участниками такого гражданского оборота являются только собственники имущества. И поэтому сохранение в нынешнем ГК конструкций этих ограниченных вещных прав свидетельствует о переходном характере российской экономики и носит временный характер. Среди общих черт права оперативного управления и права хозяйственного ведения выделяют следующие : - этими правами собственник наделяет принадлежащие ему предприятия или учреждения ;  - государство определяет объем правомочий, составляющих эти права, их границы. По смыслу ГК,  эти права имеют как общие, так и специальные границы. Общие границы определены в ст.  295 и 296 ГК путем указания на то, что субъекты этого права осуществляют эти права в соответствии с законом. Специальные границы: 1) устанавливаются указанием на цели деятельности предприятия, предусмотренные в его учредительных документах; 2) объем правомочий предприятия зависит от назначения имущества (п. 1 ст. 295 ГК; п. 2 ст. 296 ГК). Необходимо сказать, что оба этих права значительно сужены по сравнению со своими прототипами, закрепленными в советских законах о собственности. Это вызвано необходимостью более строгого контроля, прежде всего, государства или муниципального образования за целенаправленным характером деятельности созданных им юридических лиц, не являющихся собственниками предоставленного им имущества. Дело в том, что в условиях развивающейся рыночной экономики конструкции этих вещных прав оказались несовершенными, т.к. предоставляли руководству предприятия большие правомочия по распоряжению имуществом, что создавало возможности для       злоупотреблений. Нынешнее право хозяйственного ведения - это право субъекта (государственного или муниципального унитарного предприятия) владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом со следующими ограничениями в пользу собственника: а) собственник, согласно п. 1ст. 295 ГК, вправе создать предприятие - не собственника, назначить директора предприятия, реорганизовать и ликвидировать предприятие, осуществлять контроль за использованием по назначению и сохранностью принадлежащего предприятию имущества, а также получать часть прибыли от использования переданного предприятию имущества. В нынешнем ГК, в отличие от ранее действовавшего закона о собственности, не предусматривается необходимость заключения учредителем - собственником какого-либо договора со своим унитарным предприятием. Однако, наличие у собственника права на часть прибыли предприятия не исключает возможности согласования размера этой части с предприятием договорным путем, если он прямо не определен в учрежденном собственником уставе. П. 2 ст. 295 значительно сужает (по сравнению с советскими законами о собственности правомочие предприятия по распоряжению имуществом собственника. В пункте говорится, что предприятие, обладающее имуществом на праве хозяйственного ведения, не вправе продавать недвижимое имущество, сдавать его в аренду, отдавать в залог, вносить в качестве вклада в уставный капитал хозяйственных товариществ и обществ или иным образом распоряжаться этим имуществом без согласия собственника. Остальным имуществом (движимым) предприятие распоряжается самостоятельно. Право оперативного управления - это более узкое в сравнении с правом хозяйственного ведения ограниченное вещное право. В ст. 296 п. 2 ГК содержится правило, по которому собственник имущества, закрепленного за субъектом права оперативного управлени (федеральным казенным предприятием или учреждением) «вправе  изъять излишнее, неиспользуемое, либо используемое не по назначению имущество и распорядиться им по своему усмотрению». При этом мы видим , что закон четко определяет случаи, когда собственник вправе изъять у субъекта этого права имущество. Собственник не вправе изымать у субъекта права хозяйственного ведения имущество ни в каких случаях, что свидетельствует о большей широте этого ограниченного вещного права. Закон выделяет два вида права оперативного управления. Критерием разграничения этого права на виды является объем предоставляемых субъекту правомочий по распоряжению имуществом, принадлежащим ему на праве оперативного управления. По этому критерию ГК выделяет право оперативного управления казенного предприятия и право оперативного управления учреждения. Казенное предприятие не вправе без согласия собственника распоряжаться любым имуществом, предоставленным ему на праве оперативного управления (п. 1 ст. 297 ГК) субъект же права хозяйственного ведения, как отмечалось, имеет право распоряжения движимостями, даже без согласия собственника имущества. П. 2 ст. 297 ГК РФ указывает, что «порядок распределения доходов казенного предприятия устанавливается собственником». Хозяйственное же ведение предполагает право собственника «на часть прибыли». Что касается права оперативного управления учреждений, то, согласно п. 1 ст. 298 ГК, учреждение вообще не вправе отчуждать или иным образом распоряжаться закрепленным за ним имуществом или имуществом, выделенным ему по смете. Учреждение является некоммерческой организацией, но если в его учредительных документах предусмотрено право осуществлять предпринимательскую деятельность  («деятельность, приносящую доходы»),  то прибыль от такой деятельности и приобретенное за счет этой прибыли имущество поступают в самостоятельное распоряжение учреждения и учитываются на отдельном балансе. Другими словами, поступают в собственность государства и закрепляются за предприятием на праве оперативного управления в V силу п.2 ст. 299 ГК. То же самое правило касается предприятия - субъекта права хозяйственного ведения. Его доходы закрепляются за ним на одноименном праве п. 2 ст. 299 ГК. Статья 216 ГК РФ, как упоминалось, содержит открытый перечень вещных прав. Это, конечно, дает основание полагать, что в законодательстве существуют конструкции и иных вещных прав. Так, вещным правам можно отнести право членов семьи собственника жилого помещения пользоваться этим помещением (проживать в нем) (п. 1 ст. 292 ГК); право нанимателя жилого помещения по договору социального найма (п. 1 ст. 672 ГК); членов семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма (ст. 672 ГК).  

 

© Шмелёв Роман Викторович, Москва, 31 мая 2016 г.