Элемент-групп

        группа юридических компаний
gallery/chess-1483089_640

Признаки права собственности как вещного права

 

 

 

Особую роль среди вещных прав играет право собственности. Право собственности отличается от других вещных прав следующими признаками. Во-первых, все иные вещные права (ограниченные вещные права) - это права не на свои, а на чужие вещи. В римском частном праве они назывались «iuга in re aliena» - дословно: «права на вещь другого». Это означает, что субъект ограниченного вещного права имеет юридическую возможность воздействовать на вещь, находящуюся в собственности у другого лица. Например, обладатель сервитутного права имеет право ограниченного пользования имуществом собственника. Возможность субъекта ограниченного вещного права оказывать воздействие именно на чужую вещь предполагает невозможность одновременного обладания лицом правом собственности и ограниченным вещным правом на одно и то же имущество. Обладание правом собственности и иным (ограниченным) вещным правом на одну и ту же вещь одним и тем же лицом влечет за собой слияние в одном лице собственника и обладателя ограниченного вещного права. Римляне говорили, что собственнику своя вещь не служит (res sua servire non potest), т.е. собственник не может быть носителем иного вещного права на свою вещь. Это значит, что при слиянии в одном лице собственника и субъекта ограниченного вещного права, ограниченное вещное право прекращается. Второе отличие права собственности от иных вещных прав непосредственно вытекает из первого. Поскольку речь идет об ограниченных вещных правах, то существенным признаком этих прав является меньший объем правомочий по сравнению с правом собственности. Правомочия субъекта права на чужую вещь ограничиваются правом собственности другого лица на эту вещь. Как известно, по российскому законодательству собственнику предоставлено три правомочия владения, пользования, распоряжения имуществом (п. 1 ст. 209 ГК); при этом согласно пункту второму этой статьи, собственник вправе совершать со своим имуществом любые действия, не противоречащие законодательству, в то же время обладатель права пожизненного наследуемого владения земельным участком может, по ГК, владеть и пользоваться земельным участком. Возможность же распоряжения земельным участком у субъекта этого права существенно ограничена. В случае , если бы законодатель предоставил субъекту права пожизненного наследуемого владения возможность свободно им распоряжаться, то это ущемило бы интересы собственника, так как такая возможность фактически лишила бы собственника его права. Третье отличие права собственности от иных вещных прав состоит в том, что установление ограниченных вещных прав на какие-либо вещи напрямую зависит от воли собственника этиху' вещей, то есть ограниченные вещные права имеют производный от права собственности характер. К примеру, невозможно установить сервитут в отношении какого-либо земельного участка без согласия собственника. В современном законодательстве (Лесной кодекс, Водный кодекс) используется, правда, термин «публичный сервитут» для обозначения установленных государством ограничений права собственности в общеполезных целях, однако, понятие публичного сервитута выходит за рамки частного права, поскольку этот «сервитут» устанавливается государством в императивном порядке, независимо от воли собственника имущества. Это противоречит принципам гражданского права, согласно которым собственник действует своей волей и в своем интересе. Таким образом, сущность всех ограниченных вещных прав состоит в том, что это права не на свои, а на чужие вещи, что и определяет суть всех выделенных признаков. Итак, можно сказать, что право собственности - это право наиболее полного хозяйственного господства над своей вещью. Конкретные же возможности собственника по распоряжению своим имуществом раскрываются через совокупность правомочий, составляющих содержание права собственности. Традиционно, российское законодательство называет три правомочия, составляющих право собственности. В ныне действующем ГК эти правомочия перечислены в п.1 ст.209. К этим правомочиям относятся: а) правомочие владения , под которым понимается юридическая возможность собственника иметь у себя в хозяйстве конкретное имущество, числить это имущество на самостоятельном балансе; б) правомочие пользования, означающее возможность собственника извлекать из принадлежащей ему вещи полезные свойства; в) правомочие распоряжения, которое представляет собой юридически обеспеченную возможность собственника определить юридическую судьбу вещи. Но для раскрытия содержания права собственности недостаточно, конечно, перечисления этих правомочий, тем более, что в различных правопорядках называется различное число правомочий собственника. Например, в Древнем Риме правомочий собственника было четыре и эти правомочия практически не совпадали с традиционно российской «триадой». Более того, в римском праве не существовало единого права собственности и эти четыре правомочия рассматривались как отдельные права, обладание которыми в совокупности давало собственнику возможность полного хозяйственного господства над вещью. Так, в Риме выделялись следующие правомочия: - UTI - право пользования вещью;  - FRUI -право собирания плодов; - ABUTI - право распоряжения вещью; - ADIJUDICATIO - право на судебную защиту своего права. А ГК Франции 1804 г. в ст. 544 содержит следующее определение права собственности: право собственности - это право наиболее абсолютного распоряжения имуществом. § 903 Германского Гражданского Уложения говорит о праве собственности как о праве «распоряжения имуществом по своему усмотрению и отстранять других от всякого на нее воздействия». В современном англо-американском праве вообще насчитывается от семи до одиннадцати правомочий собственника, могущих в различных комбинациях, по словам Е. А. Суханова, дать около полутора тысяч различных вариантов этого права. Однако все это еще не означает, что в Древнем Риме, современной Франции, Германии или Великобритании собственнику предоставляется больший или меньший объем правомочий, чем в России (больший или меньший объем юридической власти над принадлежащей ему вещью). Именно эта юридическая власть, юридическая возможность полностью господствовать над вещью, должна, на мой взгляд, являться мерилом, служащим анализу содержания права собственности. Как упоминалось, собственнику в России предоставлено три правомочия. Это правомочия владения, пользования и распоряжения имуществом. При этом в законодательстве правомочия собственника полностью не раскрываются. Эти правомочия толкуются доктриной. Право (правомочие) владения понимается как возможность собственника иметь вещь в своем хозяйстве, обладать вещью. Ю.К.Толстой в своей работе «К учению о праве собственности» определяет правомочие владения как возможность лица «осуществлять хозяйственное господство над вещью». Это представляется не совсем правильным, так как хозяйственное господство лица над вещью возможно только в случае обладания им и другими правомочиями (правомочиями пользования и распоряжения). Хозяйственное господство предполагает, на мой взгляд, наиболее полное удовлетворение потребностей управомоченного лица за счет этой вещи, которое не может быть реализовано без наличия у этого лица возможностей по пользованию и распоряжению. Владение может рассматриваться и вне непосредственной связи с правом собственности (как отдельный вещно-правовой институт). Именно так владение понималось в Древнем Риме, Римские юристы говорили, что владение не имеет ничего общего с собственностью (nihil commune habet proprietas cum posessione), поскольку, как отмечает И. Б. Новицкий, «владение может проявляться вне всякой связи с правом собственности и быть даже его нарушением». Такое положение вещей возможно, поскольку владение представляет собой ничто иное, как состояние реального (фактического), а не юридического господства лица над вещью. Это состояние фактической принадлежности вещи какому-либо лицу. Однако это фактическое состояние защищалось в римском праве : владелец мог воспользоваться преторскими интердиктами, что дает основание рассматривать владение как своего рода вещное право в Древнем Риме. В современном же российском гражданском праве владелец вещи не обладает исками в защиту своего владения за исключением немногих случаев, если не может доказать право собственности или иное вещное право на вещь, а следовательно, отдельного вещно-правового института владения в России на сегодняшний день не существует (ст. 234 п.2 ГК РФ). Правомочие пользования - это юридически обеспеченная возможность собственника извлекать полезные свойства из вещи в процессе ее личного или производительного потребления. Ю.К.Толстой считает, и это мнение правильно, что правомочие пользования обычно опирается на правомочие владения, но может существовать и отдельно. Например, можно пользоваться игральными автоматами, находящимися в здании собственника, стиральными машинами в прачечных самообслуживания и. т. д. Правомочие распоряжения - это правовая возможность собственника определить юридическую судьбу вещи. Ю.К.Толстой считает, например, что определить юридическую судьбу вещи можно только путем совершения в отношении вещи юридических актов. При этом он указывает, что совершение в отношении вещи юридических актов не подлежит никакому сомнению, когда речь идет о передаче этой вещи внаем, в залог, передаче вклада в хозяйственное товарищество или общество или в качестве пожертвования в благотворительный фонд. Сложнее обстоит дело, когда собственник выбрасывает принадлежащую ему вещь или уничтожает ее. В этом случае, по мнению Ю.К.Толстого, также в отношении вещи совершается юридическая сделка - односторонняя сделка, направленная на отказ от права собственности. Все названные правомочия могут находиться в различных комбинациях у обладателей других вещных прав. Например, правомочиями владения, пользования и отчасти распоряжения вещью обладает арендатор по договору аренды. Аналогичными правомочиями обладает субъект пожизненного наследуемого владения земельным участком. Правом владения вещью обладает хранитель вещи, принявший на себя обязанности хранения по договору. Право пользования вещью в определенном отношении имеет сервитуарий. Однако субъекты этих вещных прав вправе владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом в соответствии с заданиями и указаниями собственника. Их права на конкретные вещи возникают только с согласия собственника и ограничены договором с ним. Таким образом, право собственности является наиболее абсолютным вещным правом, оно предполагает, в отличие от иных вещных прав, наиболее абсолютное (наиболее широкое) право владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом. Но нужно, конечно, признать, что право собственности не может быть безграничным. Границы права собственности устанавливаются законодательством и присущи любому правопорядку. В российском ГК такие границы в общем виде сформулированы в п. 2 ст. 209 ГК. Эта статья констатирует, что «собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц».

 

© Шмелёв Роман Викторович, Москва, 25 мая, 2016 г.

gallery/chess-1483089_640