Элемент-групп

        группа юридических компаний
gallery/chess-1483089_640

Систематизация российского гражданского законодательства в первой половине XIX века. Свод законов Российской империи

 

 

 

На протяжении всей первой половины XIX века в Российской Империи велась постоянная работа по систематизации и теоретическому (научному) совершенствованию действовавшего в тот период гражданского законодательства. Собственно, началом проведения этих работ на государственном уровне является изданный еще за сто лет до этого Указ Петра I от 18 февраля 1700 года, который был посвящен учреждению особой палаты - Палаты об уложении, основной задачей которой было создание систематизированного сборника действовавших в тот период нормативных актов - новоуложенной книги, которая должна была заменить действовавшее Соборное уложение 1649 года и включить в себя все нормативные акты, изданные после принятия Уложения, в период с 1650 по 1699 год. Палата, получившая в историографии название первой кодификационной комиссии, отлично справилась с поставленной задачей, которая в целом не представляла большой юридической сложности и сводилась к дополнению Соборного уложения 1649 года изданными позднее нормативными актами. Проект был составлен уже в 1701 году, представлен Петру и им одобрен, но не был обнародован. Проводимые царем реформы потребовали принятия нового законодательства и приводили к необходимости разработки нового законодательного акта, который бы носил характер кодификации. Однако, в силу различных исторических причин в ходе работы последующих шести комиссий, вплоть до периода царствования Екатерины II эта задача решена не была. Причиной тому служил консерватизм правящих кругов, сопротивлявшихся нововведениям и исходивших из необходимости сохранения феодальных порядков. При этом поставленная на высшем государственном уровне прогрессивная задача выполнялась непоследовательно, а часто её выполнение откровенно саботировалось. Очередная попытка провести всеобъемлющую кодификацию законодательства с включением в неё прогрессивных новшеств была предпринята в период царствования Екатерины II. Известно, что императрицей был составлен Наказ, являвшийся проектом новой кодификации. Данный проект содержал множество прогрессивных нововведений. Разработка кодификации была поручена Уложенной комиссии, восьмой по счету, об учреждении которой 14 декабря 1766 года был издан Манифест. Однако деятельность и этой комиссии не привела к результату в виде принятия новой кодификации. Комиссия была распущена до окончания её работы по ряду причин. Тем не менее, вместе с тем необходимо отметить, что идеи, содержащиеся в Наказе, сильно повлияли на проводившуюся в этот период научную работу по разработке институтов гражданского права и оказывали влияние на науку гражданского права вплоть до издания в 1832 году и введения в действие в 1835 году Свода законов Российской Империи. К принятию нового кодифицированного законодательного акта не привела работа и последующей, девятой комиссии, работавшей в период царствования императора Павла I, и созданной Указом от 16 декабря 1796 года.В первой половине XIX работа по систематизации российского гражданского права связана с личностью и деятельностью выдающегося русского правоведа М.М. Сперанского, который сумел оказать существенное позитивное влияние на ход и содержание работ по систематизации российского законодательства вообще и российского гражданского законодательства и права в частности. М.М. Сперанский был введен в состав десятой кодификационной комиссии, созданной в 1801 году, в августе 1808 года. Несмотря на то, что формально десятая комиссия не была распущена, а новая комиссия не была создана, комиссию, в которой начал работать М.М. Сперанский, в историографии справедливо считают одиннадцатой. В 1810 году данная комиссия вошла в структуру Государственного совета и стала по счету двенадцатой. М.М. Сперанский возглавил данную комиссию. Для науки гражданского права одним из наиболее существенных обстоятельств, связанных с работой двенадцатой комиссии, является тот факт, что Сперанским в это время были предприняты попытки создания полноценного Гражданского кодекса. Так, были составлены два проекта: 1809 и 1814 годов, однако, как известно, Сперанский попадает в опалу и удаляется на Урал, а в последующем и в Сибирь, вернувшись из ссылки только с воцарением императора Николая I. Сам Сперанский так описывал ситуацию, существовавшую тогда в российском законодательстве: "В бездне наших указов есть множество статей, кои или вовсе не определены или на кои изданные законы темны и противоречащи. Поверят ли, что у нас нет точного закона о наследстве, точного закона о завещании и проч...". Составление Свода законов Российской Империи связано с именем императора Николая I и работой следующей, тринадцатой по счету кодификационной комиссии. Тринадцатая кодификационная комиссия являлась Вторым отделением Собственной Его величества канцелярии, созданной в 1826 году. Фактически работу этой комиссии возглавил вернувшийся из ссылки М.М. Сперанский. По повелению императора, которое демонстрирует и еще раз доказывает очевидный консерватизм тогдашних правящих кругов в вопросах введения различных законодательных новшеств и, тем более, в вопросах кодификации действовавшего законодательства на основе прогрессивных юридических идей, новый законодательный акт должен был представлять из себя чистую инкорпорацию, то есть приведение в упорядоченный вид и систематизацию уже принятого и действовавшего российского законодательства со времен Соборного уложения 1649 года. Сам император, выступая на заседании Государственного совета 19 января 1833 года, указывал, что при издании Свода законов исходил из цели "Составить из всех многочисленных указов свод тех узаконений, которые действительную силу ныне имеют", та же мысль была отражена и в Манифесте от 31 января 1833 года. Собственно, работа по систематизации законодательства состояла из составления двух актов инкорпорации, а именно, Полного собрания законов Российской Империи и Свода законов Российской Империи. Работа по составлению Полного собрания законов Российской Империи проводилась с 1826 года и была завершена к 1830 году, Свод же законов Российской Империи разрабатывался с 1826 по 1832 год и проводился одновременно с разработкой Полного собрания законов Российской Империи. Объем Полного собрания законов первоначально составил 55 томов, объем Свода законов - 8 книг, разделенных на 15 томов. Несмотря на имеющееся в историографии мнение о том, что Сперанскому все же удалось провести скрытую кодификацию имеющегося законодательного материала, Полное собрание и Свод кодификацией назвать никак нельзя, поскольку переработке по сути с использованием не только законодательного материала, но и идей юридической науки законодательство повергнуто не было. Это было попросту невозможно при наличии обратной политической воли со стороны императора. Гражданское право объективно требовало кодификации с целью адекватного времени правового регулирования экономических отношений и с целью способствования развитию экономических отношений, для преодоления экономического отставания от стран Европы, которое было наглядно продемонстрировано в ходе и по итогам Крымской войны 1853-1856 годов, выявившей сильное технологическое отставание Российской Империи. Указанное обстоятельство осознавалось правоведами, М.М. Сперанским, под руководством которого, как уже было отмечено, были разработаны два проекта гражданских кодексов 1809 и 1814 годов, однако не воспринималось самодержавием, исходившим из необходимости сохранения феодализма. Таким образом, в Полном собрании законов Российской Империи и в Своде законов российской империи нашли отражение достаточно архаичные, не соответствующие требованиям времени и очень часто не отражающие нужд населения нормы гражданского права, пронизанные объективно устаревшим сословным принципом. Сами эти нормы содержались в книге V Свода законов, составлявшей X том "Законы гражданские и межевые", а также в книге VI, составлявшей XI и XII тома "Законы государственного благоустройства". Основная масса норм, посвященных регулированию гражданских правоотношений, содержится в томе X Свода. Эти нормы были разделены на три книги 1. О правах и обязанностях семейственных; 2. О порядке приобретения и укрепления прав на имущество вообще; 3. О порядке приобретения и укрепления прав на имущество в особенности. Книги были разделены на разделы, те, в свою очередь, на главы, главы на отделения, отделения на статьи. Всего регулированию гражданских правоотношений было посвящено 2334 статьи.  Архаичность норм гражданского права выразилось, прежде всего, в закреплении принципа феодального неравенства участников гражданского оборота, когда право и дееспособность многих подданных Империи ограничивалась. Так, ограничениям подвергались права большинства тогдашнего населения - крестьян, в частности, им запрещалось выходить из общины и закреплять за собой земельный надел. Крестьяне, не имевшие торговых свидетельств и недвижимой собственности не имели права выдавать векселя. Ограничивалась право и дееспособность духовных лиц и национальных меньшинств. При этом необходимо отметить, что принцип равенства участников гражданского оборота является базовым для гражданского права и его отсутствие в законодательстве не может говорить о развитости гражданского закона и его объективном соответствии условиям тогдашней действительности. Несмотря на архаичность многих норм гражданского права необходимо отметить, что отечественное законодательство и отечественная практика хозяйственных отношений выработали достаточно много совершенных и превосходящих европейские аналоги по своей продуманности и приспособленности к жизни юридических конструкций. Таковым, например, является базовый для гражданского права институт права собственности, который был сформулирован в ст. 420 Свода законов гражданских. Согласно этой статье, право собственности - есть право "исключительно и независимо от лица постороннего владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом вечно и потомственно" . Подобное, наиболее совершенное определение права собственности перечислением трех правомочий собственника, а именно, правомочия владения, пользования и распоряжения имуществом является исключительным российским правовым явлением, которое не было известно европейским правопорядкам того времени. В качестве другого примера, можно привести договор поставки (предпринимательской купли-продажи), который всегда выделялся отечественной практикой хозяйственных отношений в отдельный вид договоров, отличный от договора купли-продажи в силу того обстоятельства, что передача товара по времени отстояла от момента заключения самого договора и должна была быть произведена в определенный срок, установленный в договоре, т.е. после его заключения, что было обусловлено возникновением этого договора в системе отношений, где поставщик не располагал достаточным количеством товара, чтобы передать необходимое его количество покупателю уже при заключении договора, как в случае с куплей-продажей. Такими отношениями были, как правило, крупные закупки товаров для производственных целей, а также закупки товаров для государственных нужд. То же обстоятельство, что поставщик мог заключить договор на поставку продукции, которую он приобретет в будущем, предполагало осуществление им профессиональной предпринимательской деятельности по производству или закупке товаров и ее дальнейшей перепродаже (продаже) по договорам поставки. В связи с тем, что срок передачи товара покупателю являлся единственным условием, отличавшим договор поставки от договора купли-продажи, условие о сроке передачи товара считалось существенным.  Необходимо отметить, что концепция как права собственности, так и концепция договора поставки не претерпела коренных изменений с того периода и представлена в ныне действующем Гражданском кодексе РФ, являющимся по оценкам многих специалистов одной из наиболее совершенных законодательных кодификаций норм гражданского права в мире. В период первой половины XIX века ученые-правоведы подошли к необходимости создания торгового, вексельного, промышленного, горного, лесного, морского, водного права. Проекты Торгового уложения были составлены в 1814 и 1823 году. однако не были утверждены. Частично нормы вексельного права содержались в Вексельном Уставе 1832 года. Необходимо отметить, что нормы гражданского законодательства, содержащиеся в Своде и Полном собрании законов Российской Империи действовали не на всей территории Империи. Так, в этот период (в частности, до принятия Свода и Полного собрания) на территории Великого княжества Финляндского, входившего в состав Империи, действовало Общее уложение Финляндии 1734 года, содержавшее в себе передовые нормы гражданского права, в целом отвечавшего требованиям экономического развития времени и достаточно теоретически проработанного. В качестве примера можно привести институт права на удержание, который был экономически преемлимым для того времени. Нормы Уложения о праве на удержание, в частности, содержали: 1. Полномочие корабельщика не выдавать пассажиру его имущества до выплаты последним проездной платы. 2. Способы получения фрахта и других расходов в случае отказа получателя от принятия товара, отсутствия получателя или наличия спора между несколькими получателями, позволявшие корабельщику распорядиться о продаже товара для покрытия своих притязаний. В целом, необходимо отметить, что Уложение основывалось на равенстве прав участников гражданского оборота, что, как отмечалось, является базовым принципом современного гражданского права и, в основном, было лишено сословных предрассудков.

 

© Шмелёв Роман Викторович, Москва, 20 января 2016 г

gallery/chess-1483089_640